Станиславский нервно курит в стороне | статьи на kinoreef

Разговор получится нервный. Не мой, а в принципе — любая сегодняшняя беседа о проблемах сцены спокойствием не отличается. И дело не только в пандемии, которая — три раза стучу по дереву — явно идет на убыль. Просто все театральные люди понимают (или ощущают — как кому больше нравится), что в царстве Мельпомены что-то происходит, а вот что именно — подчас ясно не до конца.

В Молодежном театре поставили спектакль "Барышня-крестьянка"

Чтобы разобраться, давайте определимся с терминами. Простой вопрос: что есть такое "русский репертуарный театр", или, говоря красиво, "театр — дом"? Вам кажется, что это такой коллектив, в котором есть постоянная труппа и постоянный репертуар? Мне тоже так кажется. Но многим представляется, что этого недостаточно…

Русский репертуарный театр, как известно, придумал Константин наш Сергеевич. Театр одного художественного лидера. Авторский. И — понеслось. Театр Мейерхольда, Таирова, Вахтангова… Театр Симонова, Лобанова, Гончарова… Театр Захарова, Товстоногова, Любимова, Виктюка, Фоменко…

Мы привыкли к этому. Мы решили, что репертуарный театр и авторский — это одно и то же. Мы полюбили этот театр одного режиссера. И было за что! Потому что — великий! Влиял на время и на нас, зрителей! И мы, естественно, хотим, чтобы так продолжалось. Пусть — да, по-новому, учитывая, как говорится, веяния, но чтобы принцип оставался тем же самым. Чтобы, значит, был художественный лидер, который бы и определял лицо коллектива.

Недавно Александр Анатольевич Ширвиндт сказал мне: "Театральные начальники совершают ошибку, я им говорил об этом. Во главе театров они хотят видеть новых Волчек, Захарова и Любимова. И дело не в том, что их нет. Дело в том, что время другое".

Сегодня не только должны быть разные театры, но и каждый театр должен быть разным

Какое? Разное. Однако очевидно — и надо это признать за данность: сегодняшняя эпоха требует разнообразия во всем. Мы привыкли выбирать.

Русский репертуарный театр — дитя советского времени, которое не предполагало никакого выбора. Дефицит и выбор — две вещи еще более несовместные, чем гений и злодейство. И устройство театра тоже было невозможно выбирать в стране, где по трем(!!!) каналам каждый вечер в 21 час шла программа "Время". Художественный лидер, с которого в случае необходимости всегда можно спросить за все, — во главе коллектива. И все. Изредка он может пригласить кого-то молодого, но все в театре определяет он.

Премьер Мариинского театра показал фотоработы

Сейчас время совсем иное — время выбора. Сегодня не только должны быть разные театры, но и каждый театр должен быть разным. Многообразным. Желательно — с большим количеством премьер.

В Москве недавно появилось много новых театральных руководителей. Я беседовал со многими, и все — все! — в качестве программы непременно говорят о необходимости приглашения других режиссеров. Слова, которые невозможно было бы услышать из уст Товстоногова или Захарова.

Сегодня русский репертуарный театр — это коллектив с постоянной труппой (в которую непременно приглашаются актеры со стороны) и спектаклями, поставленными разными режиссерами. Худруки очень любят твердить мантру про то, что приглашенные постановщики должны соответствовать некой эстетике театра. Красиво. Однако не более чем слова.

Возьмите любой хорошо работающий московский театр: скажем, имени Вахтангова, или имени Пушкина, или МТЮЗ, или РАМТ… Словосочетание "эстетика театра" — звучит красиво, однако не до конца понятно. Очевидно, что в этих коллективах и в некоторых других, хороших, работают совершенно разные режиссеры и выходят совершенно непохожие спектакли. Театр все реже становится авторским и все чаще напоминает лоскутное одеяло — по-своему красивое и, что главное, теплое, то есть выполняющее свою основную функцию.

Новосибирским зрителям покажут легендарный мюзикл "Кабаре"

Это процесс нормальный. Современному зрителю необходимо как можно больше разного выбора. Даже в одном и том же театре.

В Москве уже появилось несколько театров, которыми руководят директора. Почему-то это театральную общественность пугает. Меня — нет. Вопрос в том, что это за директор. Например, есть ли у него театральный вкус? Озабочен ли он еще чем-то, кроме наполнения кассы? Есть ли у него диктаторские замашки или он готов поверить приглашенному режиссеру?

Режиссеры (в том числе и главные) бывают хорошие и плохие, талантливые и не очень. С директорами — та же история. Но лично я не считаю, что коллективом непременно должен руководить большой театральный художник. Это все призывы из вчерашнего дня. Сегодня хороший менеджер может возглавить и создать хороший театр.

Театр все реже становится авторским и все чаще напоминает лоскутное одеяло- по-своему красивое и, что главное, теплое

Сегодня и антреприза бывает разная. В том числе и очень талантливая. Как правило, антрепренер работает с одними и теми же актерами, и репертуар формируется на долгие годы. И все чаще получаются здесь замечательные спектакли. На одном из них я недавно был. Театральная компания "Маскарад" показывала "Пигмалион" Шоу в постановке Романа Самгина. Давно, признаться, не приходилось видеть таких веселых, со вкусом сделанных, талантливых постановок.

Великие театры, родившиеся в советскую эпоху и наперекор этой эпохе, — наше великое прошлое, но — не будущее. Их открытиями поверять сегодняшний театр нельзя. Он другой, как и мир вокруг. Не лучше и не хуже. Иной. По различным законам построенный. Но — иногда — одаривающий зрителей замечательными работами.

С наступающим, коллеги!

Добавить комментарий